четверг, 28 сентября 2017 г.

Крутышка на Крутушке

  Не все казанцы знают о подвесном мосте через реку Казанку. Причина банальна - мост соединил берега в том течении реки, где Казанка находится уже на окраине городских границ. Хотя добраться до него на автомобиле проще простого. 

Подвесной мост Крутушка через р.Казанку. Татарстан. Абиссинский кот Shafran Viracocha
  Еще в 2009г. это место выглядело совершенно иначе. С одной стороны реки находится санаторий "Крутушка", с другой - ныне заброшенный, а тогда еще действующий детский оздоровительный лагерь "Ласточка". Рядом село Кульсеитово. Мост был таким ветхим, что его избрали каскадеры для восполнения адреналина в организме. Высота то над рекой ни много, ни мало, а целых 5 метров. 


    Откуда взялось такое забавное название у санатория, которое перекочевало и к подвесному мосту? Крутушка, напоминает шуточное "Крутышка". 
  С нами посмотреть на мост поехал кот-крутышка Shafran Viracocha, смелый и отважный Винтик, певец стихии. Пел всю дорогу о том, что видел. Только о происхождении названия моста не спел, а жаль. Пришлось самим узнавать. 


   Жил в начале прошлого века в Казани Михаил Оконишников, сын купца Казанской губернии, хозяина паровой мельницы Ивана Петровича Оконишникова, который был родом из Свияжска, происходил из мещанской семьи старообрядцев старо-поморского согласия. Закупкой сырья для мельницы торгового дома Оконишниковых как раз и занимался Михаил. В 1904г., когда умер отец, все дела перешли к сыну. 
  Оконишниковы активно участвовали в общественной жизни Казани, Михаил Иванович неоднократно избирался в городскую Думу.


  В 1914 году Оконишников выкупает у Казанской епархии часть земель Каймарской волости (территория нынешнего Высогогорского района РТ) на берегу реки Казанки между Борисоглебском и Каймарами.


  Прогуливаясь на лодках по реке Казанке, купец Михаил Оконишников и его супруга облюбовали чудное живописное местечко в 20 верстах от Казани, где решили построить загородную дачу.
   Так, в 1914 году была основана усадьба, название которой – «Крутушка» - соответствовало ее расположению на высоком, крутом берегу реки Казанки.
 

   Мы не знали о дороге к разрушенному детскому лагерю, иначе бы проехали автомобилем по ней и попали бы сразу к мосту. Погода располагала к неспешной прогулке. Мы оставили машину перед въездом в санаторий "Крутушка", а сами пошли через его территорию.
  В 1914г. купцом Михаилом Оконишниковым здесь под поселение было выкорчевано более 4 га гнилого леса; выстроен роскошный мост через Казанку, построены террасы и веранды; от северного фасада строения вниз, к реке Казанке, спускалась широкая, с многочисленными поворотами, деревянная лестница, где внизу был устроен небольшой причал и оборудована лодочная станция. Построено 13 деревянных домов, конюшня, срубы с глубокими бетонированными подвалами-погребами. Электричеством посёлок запитан от ветряного (резервного) и двух паровозных двигателей-генераторов, расположенных в двухярусной электростанции. Рядом с электростанцией располагался дом приказчика, неукоснительно следившего за её бесперебойной работой. Каменный уголь, продукты, строительный материал привозили на подводах из Казани по сделанной просеке и умощенной камнем трёхверстовой дороге от села Кульсеитово по добротному мосту через Казанку в Крутушку. Построены склады и резервные амбары для хранения элитного зерна. Высажены ели, яблоневый сад, в котором специалисты прививали грушу к яблоне, вишню к черёмухе и т.д. Высажено более тысячи елей и кустов туи, диковинного кипариса. Потомки этих гибридов и сегодня кое-где встречаются в нижнем парке.


   После революции 1917 года дачный городок стал собственностью государства. Позже был создан дом отдыха, сохранивший название «Крутушка». В 1968 году он был преобразован в санаторий.


   Неспешно пройдя парковую зону, мы вышли к небольшому озеру круглой формы.  Река Казанка все время оставалась по правую руку, и то и дело мелькала сквозь деревья. Обратили внимание, что цвет речной воды в этом месте голубовато-зеленый, совсем не такой, какой она кажется в районе Голубого озера, и тем более в Казани возле Кремля. 

      
   Винтик воспевал природные пейзажи. Его постоянно тянуло в сторону, в траву, в кусты. В конце-концов, он согласился, что лучше ехать, спокойно сидя на плечах, уселся поудобнее. Довольно скоро показался и сам мостик. 


   Мостик был восстановлен, похоже, не так давно. Казань и Татарстан в последние годы становится активно развивающимся культурным центром в России. С 2009г. в поселке Крутушка проводится одноименный этнический фестиваль. В конце августа 2017г. здесь состоялся уже девятый по счету слет авторов, исполнителей и коллективов, использующих в своём творчестве этнические и аутентичные фольклорные материалы. Участники и гости приезжали не только из Татарстана, но и  со всех регионов России, стран ближнего и дальнего зарубежья. Были также мастера декоративно-прикладного искусства, народных ремесел, художники, фотографы, мастера-кулинары по приготовлению национальных блюд и напитков.


   Винтик взошел на мост. Мост слегка покачивается. Винтик идет осторожно. Подходит к краю моста и смотрит сверху на бегущую внизу Казанку. Ни страха, ни дрожи. 


   Прошел кот половину моста сам. За мостом, метрах в тридцати, действительно находятся развалины старого пионерского лагеря. Там же и дорога, по которой можно было проехать к мосту на автомобиле.


     Гуляя, встретили группу подростков с рюкзаками и палатками. Много любопытствующих, и просто приехавших отдохнуть в выходной день людей. Обратили внимание, что за территорией ухаживают. Ведь санаторий и окрестности - это с 2013г. территория природного заказника  регионального значения "Голубые озера", которые расположены всего то в 2 км от него. Поэтому цвет воды в Казанке нам и показался с голубым оттенком. 


      Стало холодать. Конец сентября выдался в Казани совсем не теплым: +11С днем, а к вечеру температура воздуха становится еще ниже. Винтик пешком идти отказался наотрез, и, вытянувшись, не стал ждать, когда его возьмут на руки, полез на ездока сам. Пробрался под куртку и устроился довольно уютно. 



   На обратном пути на территории санатория нам встретилась серая ухоженная кошечка. Винтик так был увлечен своими мыслями, что четырехногие разминулись, даже не посмотрев друг на друга. Далее - Винтик садится в машину в свою переноску. И домой.


  На трехполосном интенсивном городском движении кот умудряется выдавить створки переноски вверх, и, радостный и орущий, взгромоздиться на голову водителю. Домой на ручках - кошачье минисчастье одноглазого путешественника Винтика.  


понедельник, 18 сентября 2017 г.

Минойская Богиня


   Мелькнула в ленте Facebook фотография из Археологического музея Ираклиона на греческом Крите. На ней изображена статуэтка женщины со змеями в руках и кошкой на голове. Немного погуглив, выяснила, что очень много информации, почему в руках богини находятся змеи, и совсем мало о том, что же делает там кошка, да еще в столь нетипичном месте. Нетипичным для обычных кошек. Но вполне нормальным для абиссинских. Древний Египет просился для проведения параллели. Однако, каково было влияние почитания кошек египтянами на минойскую культуру, пока было не понятно. 


     Найдена статуэтка так называемой Малой Богини была на Крите в Кноссе Артуром Эвансом. Кто такой Эванс? Сама биография этого человека, влюбленного в свое дело, увлекательна. Википедия говорит нам, что Сэр А́ртур Джон Э́ванс - английский историк и археолог, первооткрыватель минойской цивилизации, с 1900 года вёл раскопки в Кноссе, в своих трудах реконструировал историю, культуру и религию древнего Крита. Действительный член Королевского общества и Королевской инженерной академии, доктор философии honoris causa (1901). В 1874—1908 годах возглавлял Королевское нумизматическое общество, в 1902 году удостоен его медали. За свои заслуги в 1911 году возведён в рыцарское достоинство. В 1936 году удостоен Медали Копли с формулировкой «за пионерные работы на Крите, внесшие вклад в исследование истории минойской цивилизации», а также золотой медали Шведской академии. 
 
   
  Так вот, зная регалии сего достопочтенного сэра, его ум, развитую логику, почему-то ни кто (или нет таких публикаций, а исследования есть) не объяснил внятно, что на статуэтке делает кошка и почему Артур Эванс, собирая обломки статуэтки, именно так собрал эту Богиню.



  Во время ведения раскопок в Кносском дворце, только в 1903 году, спустя три года с момента их начала, случайно заметили, что пол в помещении между "ямами" просел, и под ним оказались пустоты в количестве 2 штук, в которых хранилось большое количество различных предметов. Помимо множества керамических и фаянсовых изделий, табличек и других любопытных находок, там обнаружено и самое важное – три женских фигурки во фрагментах.


  Сначала Артур Эванс реконструировал саму Богиню - Малую / Дочь. Найдена она была без головы, половины левой руки, фрагмента правой змеи и некоторых сегментов юбки. Шею и голову Эванс реконструировал на основе изображений минойских фресок и, главное, головы второй – Большой/Матери – Богини со змеями. 


    Со шляпой дело обстояло еще сомнительнее. Маленькое кошачье, которое Эванс счел сначала львицей, а потом леопардом, нашлось через несколько лет после богини где-то неподалеку в "сокровищницах" и имело на "дне" "заклепочку", из чего археолог сделал напрашивающийся вывод – "кошка" на чем-то сидела и к этому чему-то была прикреплена. Ранее был найден фрагмент передней части головного убора с тремя медальонами спереди и с "заклепкой" сверху. По мнению, Эванса, "заклепки" подходили друг другу, а оставшуюся часть шляпы он реконструировал по подобию сохранившейся. Здесь масса допущений: возможно, что фрагмент головного убора не принадлежал богине, а кошка не принадлежала фрагменту; возможно, что кошка принадлежала фрагменту, но фрагмент шляпы таки не принадлежал богине; фрагмент шляпы вообще неверно реконструирован.


   Культура раннего бронзового века на Крите задала загадку тем, кто занимался минойской цивилизацией после Эванса. Многие ученые продолжают следовать Эвансу и называют этот период ранним минойским, датируя его приблизительно с 3000 по 2000 до н.э. Однако все раскопки на Крите неизменно обнаруживали, что достигшие полного развития минойские города (такие, как дворцовые города в Кноссе, Фесте и Маллии) располагаются непосредственно над остатками неолитической культуры. Первые дворцы на Крите вместе с новой культурой внезапно возникли ок. 1950 до н.э., в отсутствие каких-либо следов постепенного развития на Крите городской культуры. Поэтому у археологов есть основания считать, что мы можем говорить о «минойцах» лишь после 1950 до н.э., насчет же т.н. ранней минойской культуры можно сомневаться, была ли она вообще минойской. 


   Но как произошла эта городская революция ок. 1950 до н.э.? Вероятно, минойская цивилизация получила импульс от пришельцев извне – могущественных народов-мореплавателей, которые завоевали Крит и установили здесь талассократию, державу, опиравшуюся на господство на морях. Кем были эти пришельцы, оставалось загадкой до расшифровки минойского письма, известного как линейное письмо А. Минойский язык, как обнаруживается по данным линейного письма А, оказался западносемитским языком, относящимся к тому типу, на котором говорили в Финикии и прилегающих областях. 


  Известно, что вплоть до 18 в. ученые соглашались со свидетельствами древних греков, которые говорили об их культурной зависимости от древнего Ближнего Востока. Например, греки называли свой алфавит финикийским, или Кадмовыми буквами – по Кадму, финикийскому принцу, основателю династию в Фивах. 



   Минойские пришельцы были мореплавателями с восточных берегов Средиземного моря. Они и принесли на Крит большую часть новшеств и установили разветвленные культурные и торговые отношения со всем Средиземноморьем. К концу III тысячелетия до н.э. восточное Средиземноморье превратилось в центр мировой истории. Вдоль его берегов уже произошло слияние импульсов, исходивших из Египта, Сирии с Палестиной, Месопотамии и Малой Азии, и целая группа народов, чрезвычайно разноплановых по этническому происхождению и языку, образовывала новые сочетания. Такая составная культура была характерна и для пришельцев, уже вовлеченных в систему торговых связей. К примеру, Угарит, оживленный порт на севере Сирии, вел с Критом активную торговлю, благодаря которой имел место приток новых идей и практических навыков не только с берегов Сирии и Палестины, но и из Египта и Месопотамии. 



  Вот мы и добрались до Египта. Личные имена минойских текстов происходят со всего Ближнего Востока. Среди обнаруживаемых здесь распространенных западносемитских имен – Da-we-da (Давид) и Gu-pa-nu (Гупан); имя Гупан встречается также в текстах из Угарита. Финикийская богиня Тинит появляется как Ti-ni-ta. Северо-западный семитский бог Ям(му) пишется здесь как Ya-mu. По крайней мере два имени, обнаруженных на табличках линейного письма А, Da-ku-se-nй и Su-ki-ri-te-se-ya, – хурритские, т.е. принадлежат несемитскому народу, который занимал видное место на всем Ближнем Востоке, от Малой Азии до Египта, на протяжении II тысячелетия до н.э. Встречаются также и египетские имена, такие, как Ne-tu-ri-Re (что означает «Солнце божественно»). Минойское искусство обнаруживает тесные связи с Египтом: на некоторых фресках изображаются египетский тростник и кошки египетской породы.


  Мария Гимбутас, всемирно известный археолог и этнограф, по археологическим изысканиям воссоздавшая культ Великой Богини в Древней Европе, отмечала:  «Судя по несметному количеству изображений, доставшихся нам от доисторической Евразии, источником древнейших религиозных переживаний было великое таинство женской животворящей силы созидания. Великая Богиня-Мать, из священного мрака утробы которой исходят все творения, была метафорой самой Природы, вселенского источника жизни и смерти, постоянно обновляющегося в непрерывной смене жизни, смерти и возрождения».
   Характерной позой Великой богини, как она изображалась, была поза с поднятыми руками.
  Подобная ритуальная поза Великой Богини или Матери-Прародительницы зафиксирована по всему миру, начиная с наскальных изображений. Примеры подобных изображений приводит и А. Голан в своей книге «Миф и символ». Он пишет: «Известны древние изображения человеческой фигуры с воздетыми руками, имеющими преувеличено большие ладони и растопыренные пальцы. Обычно считалось, что это - изображения молящихся. Действительно, поднятые кверху руки – жест моления, имеющий общечеловеческое распространение, вплоть до пигмеев Африки; этот жест был воспринят христианством и мусульманством.

  
  То, что жест моления обращен кверху, понятно: ведь бог обитает на небе. Преувеличенно большие ладони рук, может быть, отражают представление о том, что поскольку имеет магическую силу, большая рука обеспечивает эффективность воздействия на божество, к которому обращаются.
  Культ Великой Богини, зарождение которого относят ко временам палеолита, был повсеместно распространен в ранних скотоводческих и земледельческих неолитических общинах. Археологи находят следы этих культур в Африке (плато Тассилин-Аджер), в Анатолии (Чатал-Хююк, Хаджилар, современная Турция), на Ближнем Востоке (Иерихон, Ханаан). Постепенно из Анатолии как из центра «неолитической революции» земледельческие общества начали распространяться на окраинные  территории,  такие  как   равнины Месопотамии,  Закавказья и  Закаспия, с  одной  стороны, и на юго-восточную Европу, с другой. При этом естественно в эти районы распространялся и культ Великой Богини.


  Примерно в это же время (около 6000 года до н. э.) начинается история минойской цивилизации на Крите, когда небольшая колония эмигрантов, возможно, из Анатолии, впервые прибыла на остров. Они принесли с собой свою Богиню, а также аграрную технику, что привело к постепенному развитию гончарного ремесла, ткачества, гравировки и других ремесел, а также торговли, металлургии и архитектуры, которые сформировали жизнерадостный художественный стиль, столь характерный для Крита.
  В период между 4500 и 2500 гг. до н. э. в Европе, кроме ее южных и западных окраин, и в Малой Азии следовали одна за одной волны миграции степных кочевников относимых учеными к индоевропейским племенам, которые пришли с северо-востока Евразии.  Возглавляемые сильными жрецами и воинами, они принесли с собой  мужских воинственных богов. Арийцы  в  Индии, хетты  и маиттанне в Месопотамии,  лувийцы в Анатолии, курганцы в восточной Европе, ахейцы и позднее дорийцы в Греции  постепенно  насаждали  свою  идеологию и  стиль  жизни  на  завоеванных территориях. В это же время семиты принесли с собой жестокого  мужского бога Яхве в Ханаан.


  Фактически в это время в Европе, Малой Азии и Ближнем Востоке шла смена цивилизационных основ человечества.  Система  верований  земледельческих общин, в основе которой лежал природный  цикл «рождение-смерть-возрождение»,  воплощенный в образе земной Великой Богини, сменялся индоевропейской системой верований, основанной на стремлении к расширению границ своего существования, на принципах подчинения, которая воспевала  воинственных повелителей, мужественных героев, могущественных и грозных богов-небожителей.
  Во время этого периода Великая Богиня во множестве ее аспектов, была в значительной мере заменена преимущественно мужскими божествами индоевропейцев. Богиню еще почитали, но она постепенно низводилась до положения  жены или матери новых богов. По такой схеме развитие шло в Европе, Малой Азии, на Ближнем Востоке.
  Только Крит оставался приютом поклонения Великой Богине. И даже в XV в. до н.э. когда остров перешел под власть ахейцев, Богиня и образ мышления и жизни, ею символизируемые, все еще сохраняются здесь.


   Преемственность культа Великой Богини прослеживается в богинях Древнего Египта, Ближнего  Востока  и  греко-римского  мира. Великая Богиня отчетливо просматривается  в фигурах таких известных  богинь, как  Исида, Нут и  Маат  в  Египте,  Иштар,  Астарта  и  Лилит  государств Междуречья и Леванта, Деметра, Кора  и Гера  в Греции и Церера и Кибела  в Риме. Она сохраняется и в иудео-христианском  наследии - это образы Царицы неба, каббалистической Шехины и чтимой католиками Девы Марии.

  Мистерии, в основе которых лежал миф о Деметре и Персефоне, возникшие на берегах Греции в Элевсине, были также отголоском великой архаичной религии Великой Богини на Крите. Если вы смотрели архив нашего сайта, там есть упоминание и о мистериях, посвященных Богине в лице кошки Баст в Древнем Египте.


   Христианская церковь позднего средневековья, предпринявшая великое сожжение ведьм, пыталась окончательно расправиться с поклонением Великой Богине.
  Кстати, в такой же позе, с поднятыми руками,  изображена православная Богоматерь Оранта (от лат. orans – молящийся) в Софийском соборе в Киеве.


  Интересная информация о критских раскопках, связанных с Богиней - на сайте Ассоциации "Целый Мир"

  На фото - абиссинская кошка соррелевого окраса Shafran Itatsi.

Церемония награждения победителей

16 сентября 2017г. в Киеве во Дворце детского творчества состоялась церемония награждения победителей и призеров рейтинга RUI сезона 2016-2017г.г.






   CH UW Shafran Hachiman - 6 лучший котенок, ECH UW Shafran Enigma Enis - 13 лучшее взрослое животное. Выбирались 20 лучших взрослых и 15 лучших котят. Наши поздравления Хершику с Эней, и их заводчикам и владельцам - Оксане Корецкой, Катюше, и Елене Сахненко.


  Есть чем гордиться, и вдвойне приятно, что украинская часть питомника уже делает самостоятельные успехи.

Сено - Солома


  Доводилось ли вам слышать, как в деревнях ругают детей? Не по-городскому, зло и бессмысленно, а с воспитательной целью, да и за словесными оборотами стоит целая история: пермяк солёные уши, сено-солома… Когда я услышала впервые вот это «сено-солома», то подумала, что так называют кого-то рыхлого или недостаточно хваткого (свойства сена или соломы). А оказывается, это целый эпос. Почему-то любая деревенская история воспринимается как добрая сказка. А вы знаете, откуда повелось это выражение?


  Присаживайтесь поудобнее… Давным-давно в мире велось множество войн практически врукопашную. Солдат тоже требовалось немало. Забирали новобранцев со всей Руси. И вот приходили бравые парни, косая сажень в плечах, в строй и стояли телятами. Потому как не ведомо им было ни право, ни лево. Мучились с ними командиры, пока не заменили «право-лево» на «сено-солома». Уж эту-то разницу любой крестьянин с молоком коровы впитал. 


   А сейчас, в эру порошкового восстановленного молокосодержащего продукта, наверное, не каждый знает, что сено скошено живым в период интенсивного роста травы и высушено на корм скоту, а солома — побочный продукт при обмолоте зерна. Так сказать, конечная станция в жизни зёрнышка.
   В старину солома ценилась гораздо выше, что только из неё ни делали: и строительные материалы (крышу укрывали, в кирпич добавляли), и одежду да домашнюю утварь (лапти, коврики). Наши предки использовали всё, у них не было синтетических аналогов природным материалам.


  Замечали ли вы, насколько эмоционально по-разному воспринимается солома - в скирдах, стогах или новомодных роликах - в разное время года? Свежеубранная в августе и сентябре, она кричит о плодородии земли, радует взгляд золотом своих боков, зовёт фотографироваться адептов социальных сетей для создания аватарок. Весной же, набрав влаги и побурев цветом, солома тихо молчит о запустении и не претендует на внимание.


    И подумалось мне, что по аналогии с жизнью человека, солома - это старость. Отшумело звонкое детство зерном, налились юность и зрелость колосом, отданы силы, знания, опыт потомкам-зёрнам… И вот уборочная страда — пенсия. Бывший стебель-родитель помнит, как сносил на себе все тяготы: подавал влагу в засуху выше к колосу, иссыхая стенками, ложился от ветра и града, а потом вставал, направляя зёрна-детей к солнцу. И вот теперь то, что дальше будет с соломой, уже мало от неё самой зависит.
 

  Автор текста: Анна Бурмистрова
  Сопровождающие фото: абиссинский котенок Shafran Romario - автор Оксана Мельник